©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
5+5
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Рот, Йозеф
События
Автор на языке оригинала: Joseph Roth

Книги:
ТАРАБАС. Гость на этой земле


Йозеф Рот (1894-1939) - выдающийся австрийский писатель, классик мировой литературы XX века, автор знаменитых романов "Марш Радецкого", "Склеп капуцинов", "Иов".

Гениальный писатель и святой пьяница Йозеф Рот - певец  габсбургской идиллии с ее поликультурной пестротой и толерантностью.

Причинами смерти 45-летнего Йозефа Рота чаще всего называют  алкоголизм и ностальгию - первое, очевидно, вытекало из второго, и наоборот.

Обе болезни писатель взлелеял в себе сам, в свое время, еще перед великим распадом 1914 - 1918 годов, избрав для себя судьбу эмигранта, путешественника на Запад и гостиничного затворника, а также сделав побег своим перманентным состоянием.

Городишко Броды, где он родился в 1894 году, лежит недалеко от Львова. В те времена он считался "галицким Иерусалимом" (отсюда, кстати, такая частая среди восточноевропейских евреев фамилия Бродский.

Рожденный в этой переходной полосе между Галичиной и Волынью, на самой восточной окраине австро-венгерского мира и Европы, где "культуры все-таки больше, чем об этом можно судить по состоянию канализаций", Рот при первой же возможности покинул эту свою "малую родину", на восемьдесят пять процентов заселенную представителями его странствующего народа.

Это был зов славы, возможно, жажда качественно высшего бытия, великая иллюзия семнадцатилетнего на пороге первой из всемирных катастроф. "Городом  местечку никогда не быть. Карьеры поселений, как и карьеры людей, ограничены роком", - напишет он спустя много лет, наверное, объясняя себе самому этот порыв к Великому. В 1913 году он начинает учиться во Львове - и вскоре также покидает его. Ему мало Львова: темп жизни недостаточен, литературные дискуссии не выходят за пределы политических, взаимно изнурительное украинско-польское выяснение отношений не имеет конца, польский язык доминирует на университетских лекциях. Все это вынуждает его, немецкоязычного и космополитичного, опять- таки - при первой же возможности - направиться дальше на Запад, из "малой Вены" в настоящую.

Однако от Галичины не убежишь, особенно когда носишь ее в себе. Сначала она догнала Рота в Вене. Это произошло в начале войны, когда тысячи галицких беженцев, слишком напуганных русским наступлением и перспективой погромов еврейства, оказались здесь и там на венских улицах, площадях, вокзалах, таща за собой свой багаж, детей, жен, стариков. Большинство романов Рота, которые будут написаны позднее, невозможны без этого ужасного опыта панического переселения городишек в Город.

Дальше была война, участвовать в которой он наконец согласился добровольно. И так состоялось одно из его возвращений - Рот опять заброшен в Галичину, чтобы увидеть мировой танец смерти и предречь, как будут разлагаться на составные части в галицкой земле западноевропейские трупы, удобряя ее, и как "на сгнивших скелетах мертвых тирольцев, австрийцев, немцев (чехов, словаков, мадьяров, хорватов, добавим) зацветет кукуруза этого края". У писателя не может не быть предчувствий. Более того - ему никуда от них не деться. Наведываясь еще неоднократно во Львов в 20-е и впоследствии 30-е годы (Рот был приглашаем польскими коллегами как один из наиболее популярных и чаще других переводимых и издаваемых в межвоенной Польше авторов), он пытался констатировать нерушимость "того еще мира", габсбургской идиллии, поликультурной пестроты и толерантности. Возвращаясь в Берлин или впоследствии в Париж, он говорил и писал об увеличении рубцов, о почти полном заживании ран, развязывании узлов, самовозрождении культуры в Галичине.

Он ошибался, как все великие романисты, не зная жизни и выдавая  желаемое за действительное - "того еще мира" уже не существовало, он еще кое-как напоминал о себя во время писательских вечеринок в богемных ресторанах, но на самом деле все было не так, сумерки фашизации надвигались на Европу, а большой красный змей уже уморил миллионы крестьян на Востоке. Геноциды превращались в норму официального политического курса правительств и вождей.

Зимой 1937-го Рот в последний раз приезжал во Львов. "Уверяю вас, друзья, что мы присутствуем на последнем из подобных праздников в Европе", - обращался к избранному львовскому обществу не без влияния алкоголя и пробужденных предчувствий. Не все из присутствующих хотели ему верить. Кое-кого из них расстреляли энкаведисты между 24 и 26 июня, а кое-кого эсесовцы 3 июля в том же таки 1941 году.

Неделя, которая прошла между двумя львовскими расстрелами интеллигенции, стала неделей окончательного разрушения мира Рота. К счастью, Рот не дожил до этого. Он умер в Париже, в конце очередного мая-месяца, который по-настоящему возможен только в Париже. Истинной причиной смерти были предчувствия - катастрофа должна начаться сразу после лета, через каких-нибудь девяносто три  дня (последние курорты, вакации, салоны, танцы и загородные   пикники). Далее был Холокост, фабрики смерти, трагедия Центральной Европы - все разом вместе с войной, от которой его сердце святого пьяницы все равно бы разорвалось.



     Две книги «Текста» в лонг-листе Премии Читателя-2020 Книги Киры Селезневой «История жизни Царевны» и Олега Ивика «Мой муж Одиссей Лаэртид» вошли в длинный список Премии Читателя-2020, который сложился по результатам читательского спроса в 23 библиотеках России и на портале ЛитРес. В сентябре ждем шорт-лист, имя лауреата 2020 года будет объявлено на ярмарке Non/Fiction. Евгений Харитонов, литературный критик и координатор Премии Читателя: «Лонг-лист этого года особенно интересен… впервые мы видим не только классический премиальный пул авторов, но и достаточно большое количество книг, которые литературная критика и экспертные советы премий, как правило, обходят стороной. Но в списке они оказались потому, что на них есть спрос у молодого читателя». Полный лонг-лист премии здесь: https://pgpb.ru/news/detail/940/

     История и воображение в романах Владимира Шарова Интерес читателей ныне вновь привлечен к творчеству российского писателя Владимира Шарова (1952–2018), которого всегда интересовали малоизвестные, забытые явления и фигуры - то, что не попадает в учебники истории и традиционные исторические романы. Об этом писатель рассказывал литературному критику Андрею Мирошкину в интервью 2003 года: «Многие реальные исторические детали кажутся нам сегодня совершенно безумными. И мы их отбрасываем, как в фигурном катании отбрасывают крайние оценки, оставляя мейнстрим, середину. Я же думаю, что эти „странные“ факты как раз наиболее показательны, наиболее неслучайны — при всей их внешней дикости. На них я в своей прозе и опираюсь».
Подробнее: https://www.labirint.ru/now/sharov/
     "Искусство стильной беседы" - выбор "Горького" Книга вполне соответствует заявленной задаче – служить если не путеводителем, то развлекательным справочным материалом для участия в светской беседе, где главный грех – «скука»... Сюжеты для обсуждения «в обществе» делятся на три типа: общие – на любой случай, шутливые – для отвлечения и маневров, «хлороформирующие» – для усыпления визави... (Иван Напреенко «Самые заметные книги недели — выбор "Горького"») https://gorky.media/reviews/kak-razgovarivat-s-lyudmi-esli-ty-belyj-muzhchina/
     О Владимире Шарове - Ольга Дунаевская Интервью с Ольгой Дунаевской, филологом, журналистом, супругой писателя Владимира Шарова, в программе Майи Пешковой "Непрошедшее время" на "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/sounds/2678497.html
     "Повесть о печальном лемуре" - на "Эхо Москвы" Александров Николай: Весь строй повествования определяет борьба или соревнование между писателем и редактором. Заметки на полях, игра словами и цитатами перемежается рассказами, бытовыми деталями, кулинарными рецептами, и повесть движется такими перебежками, фрагментами, эпизодами. Подробнее: https://echo.msk.ru/programs/books/2676043-echo/

Все события >>
Хорошие книги
ОДНАЖДЫ НОЧЬЮ
Модиано, Патрик

Патрику Модиано, лауреату Нобелевской премии, одному из самых известных французских писателей, в этом году исполняется семьдесят. Модиано создал более тридцати романов, почти все они автобиографичны. Роман «Однажды ночью» — очередная дверь в мир его книг, в сотканное писательским даром Модиано пространство Парижа. Блуждая по парижским улицам в поисках девушки, чье лицо мелькнуло перед ним в ночь автомобильной аварии и которая так похожа на образы его детства, герой следует за нитью воспоминаний и пытается сшить разрозненные лоскуты своей жизни.

подробнее >>
ПОРТРЕТ ДОРИАНА ГРЕЯ
Уайльд, Оскар

Прославленный и единственный роман Оскара Уайльда, более 30 раз экранизированный.
После публикации романа в 1890 году в британском обществе разразился скандал. Критики осудили произведение как безнравственное и требовали его запрета, однако читатели приняли с восторгом образ молодого аристократа, все грехи которого отражаются на портрете, сам же он остается юным красавцем с невинным выражением лица.

подробнее >>
СТИХОТВОРЕНИЯ
Гарсиа Лорка, Федерико

Три книги великого испанского поэта Федерико Гарсиа Лорки (1898—1936): «Цыганское романсеро», «Диван Тамарита» и «Сонеты темной любви» вместе с оригинальными текстами на испанском языке. Комментарии и предисловие составителя, известного испаниста Натальи Малиновской посвящены родному городу поэта — Гранаде, одной из древних столиц Андалузии. Земля, взрастившая и погубившая поэта, — истинный протагонист «Цыганского романсеро» и действующий фон остальных двух книг. Переиздание.

подробнее >>
ИСКУССТВО СТИЛЬНОЙ БЕДНОСТИ. Как стать богатым без денег
Шёнбург, Александр фон

Талантливо написанный, увлекательный манифест против мании потребительства. И рассказ об умении быть счастливым, когда кошелек почти пуст. Богатством уже давно никого не удивишь. Поэтому надо заранее учиться «искусству стильной бедности». В этом искусстве есть свои тайны. Граф Александр фон Шёнбург знает, о чем говорит. Его род постепенно беднел на протяжении пяти веков. Автор остроумно и убедительно доказывает, что совсем необязательно тратить много денег на одежду, жилье или машину. Качество жизни повышается за счет правильного отношения к так называемым приоритетам. Настоящая роскошь заключается не в обладании множеством вещей, а в умении отказаться от ненужных.


подробнее >>
1001 ДЕНЬ ИЛИ НОВАЯ ШАХЕРЕЗАДА
Ильф, Илья  / Петров, Евгений

В книге выдающихся сатириков Ильи Ильфа и Евгения Петрова впервые публикуются водевиль "Вице-король", созданный по мотивам двух глав "Золотого теленка", и титры к фильму "Праздник святого Йоргена". Также в книгу включены повести "Светлая личность", "1001 день, или Новая Шахерезада" и "Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска", водевили и сценарии, большинство из которых не переиздавалось уже много лет.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>