©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2019 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Катулл Гай Валерий
СТИХОТВОРЕНИЯ

Gaius Valerius Catullus
CARMINA


Серия "Билингва"

Перевод с латинского
М. Амелина

2010 год
2000 экз.
445 стр.

ISBN 978-5-7516-0907-8


Эта книга — полное собрание дошедших до нас сочинений Гая Валерия Катулла (ок. 87 до н.э. – ок. 54 до н.э.), одного из наиболее выдающихся римских лирических поэтов, современника таких исторических фигур как Цезарь, Цицерон, Красс и Помпей.

Катулл первым описал любовь как абстрактное переживание, а не физическое влечение к определенному индивидууму, задумался над парадоксами своих чувств, что отразилось в формуле «Odi et amo» («Ненавидя, люблю»), наверное самой знаменитой его строчки.

Стихотворения даются в новом переводе Максима Амелина, заслуженно получившим звание «архаиста-новатора».

Из предисловия:

...О жизни Гая Валерия Катулла Веронского [87 – 54 гг. до Р. Х .] не сохранилось практически никаких достоверных свидетельств. Все подлинные сведения о поэте содержатся только в его собственных произведениях.   
Катулл был выходцем из Вероны, провинциалом-транспаданцем, чей круг литературного общения составляли такие же, как и он, провинциалы-земляки, живущие в Риме на птичьих правах, за исключением «коренных» римлян Ликиния Кальва [см. № 15 (XIV), 52 (LIII), 97 (XCVI)] и Манлия Торквата [см. № 61 (LXI), 68 (LXVIII)], которые для Катулла являлись не только друзьями, но и покровителями.

Провинциалы были частично ограничены в правах и считались людьми второго сорта, какими бы богатствами, достоинствами или талантами ни обладали. Только в 49 г. до Р. Х ., уже после смерти Катулла, северные провинции получили все права римских граждан. Хотя отец поэта, по свидетельству Светония, и принимал некогда в своем веронском доме
Гая Юлия Кесаря, ошибочно причислять Катулла к римской «золотой молодежи», склонной к одним лишь развлечениям и не слишком приспособленной к осознанному и трудоемкому творчеству.

Вообще, все великие латинские поэты происходили из провинций. Столичный Рим, как республиканский, так и императорский, притягивал и собирал их отовсюду. Центростремительность Рима хорошо видна на фоне центробежности Древней Греции, где одни поэты постоянно передвигались по всей эллиноговорящей территории, а другие — могли никогда и не выезжать из родного города.

Великая поэзия возникает на стыке нескольких культур с их этикой и эстетикой, обрядами и фольклором, обычаями и представлениями о красоте. Так, в поэзии Катулла столкнулись не только архаика Греции и новизна современного ему Рима, но и умеренная консервативность родной Транспаданской Галлии. Обнаруживается это прежде всего в языке и стиле.

Его поэзию можно определить как поэзию отношений — отношений между человеком и богами, человеком и человеком, человеком и предметами, живым и мертвым.

«Великие произведения искусства <…> имеют то свойство, что разные эпохи вычитывают в них не одно и то же, по разному толкуют их смысл. Происходит это не только оттого, что новые поколения читателей приносят новые понимания, но и оттого, что сами произведения уже таят в себе вполне законную возможность понимать их по разному. Потому то они и «вечны»... и обладают способностью к постоянному самообновлению», — верно заметил Владислав Ходасевич.

Эти слова справедливы и по поводу поэзии Катулла, не превратившейся в «памятник древнеримской литературы». Для романтиков Катулл — романтик, для символистов — символист, для постмодернистов — нет большего постмодерниста. Александр Блок, например, находил у Катулла [см. № 63 (LXIII)] даже предчувствие грядущего христианства (возможно, не случайно единственный экземпляр «Книги Катулла Веронского» сохранился именно в монастыре).


КНИГА КАТУЛЛА ВЕРОНСКОГО
Первый свиток

О Венеры и Купидоны, плачьте,
сколько есть, все чувствительные люди!
Воробей ибо мертв моей малышки,
воробей, баловство моей малышки,
кто дороже ей был зеницы ока,
меда слаще и кто свою хозяйку
так же знал хорошо, как дочка маму,
кто, колен никогда не покидая,
но порхая вокруг то так, то этак,
ей одной лишь чирикал беспрестанно.
Он спешит по дороге мрачной нынче
в край, откуда никто не воротился.
Будь неладен же, челюстями мрака
Орк снедающий красоту любую,
воробья, столь прекрасного похитив.
О злодейство! о воробей-бедняжка!
Ты причиной, что у моей малышки,
опухая от слез, краснеют глазки!

Назад в раздел

     Встреча с М.Левитиным на "Красной площади" 2 июня, в воскресенье, на книжном фестивале «Красная площадь» писатель и режиссер, народный артист России, художественный руководитель Московского театра «Эрмитаж», дважды лауреат Премии Москвы по литературе, Михаил Левитин представит свою новую книгу «Припрятанные повести». Шатер и время сообщим позже.
     О прозе Рады Полищук "Полищук умудряется создавать из своей прозы дом, уютный, теплый, в котором можно и хочется жить – даже когда речь идет о событиях трудных, а то и трагических..." - о книге "Конец прошедшего времени" Рады Полищук - Ольга Балла. Подробнее: https://evrejskaja-panorama.de/knizhnaja-polka-135852281/
     Книга Рады Полищук - на "Эхо Москвы" "Обстоятельства, характеры, судьбы. Обыденные и важные, именно в силу своей обыденности. Потому что некому больше вспоминать тех, кто когда-то составлял твою жизнь... и никаких предметных свидетельств ей нет: ни зонта, ни ружья, ни сундука..." - о книге Рады Полищук "Конец прошедшего времени" - Николай Александров, "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/programs/books/2410655-echo/
     "Загадка Толстоевского" - на "Эхо Москвы" "Толстоевский, как известно, расхожий речевой синтез, объединяющий двух во многом антагонистичных классиков. Байяр предлагает свою версию, свою аргументацию в пользу этого синтеза..." - о книге Пьера Байяра "Загадка Толстоевского" - Николай Алексанлров "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/programs/books/2409953-echo/
     Книги "Текста" - в Библионочи Грядет Библионочь! С 18 апреля скидки на книги в "Лабиринте" – до 50%. Бестселлеры и новинки весны. Розыгрыши книжных комплектов, подарки, купоны на будущие покупки и другие сюрпризы. Книги "Текста" участвуют! Вы с нами? Подробнее: https://www.labirint.ru/top/biblionight/?point=bn41

Все события >>
Хорошие книги
СТИХОТВОРЕНИЯ
Жакоб, Макс

Макс Жакоб (1876–1944) — одна из ключевых фигур во французской поэзии XX века. «Певец со множеством голосов», он был человеком контрастов и в жизни, и в стихах. Светский денди, он будет мечтать об одиночестве, грешник — стремиться к святости, мистификатор — станет мистиком и умрет мучеником. Под стать изменчивой судьбе Жакоба — его стихи: череда масок, костюмов, интонаций.

подробнее >>
СПЯЩИЕ ВОСПОМИНАНИЯ
Модиано, Патрик

У Патрика Модиано муза особая — Память. «Пленником прошлого» называли его критики, и за эти годы «плена» он подарил нам целый ряд шедевров — от «Площади Звезды» до «Доры Брюдер», а в 2014 г. был удостоен Нобелевской премии по литературе. Но в последних романах писатель обращается не к прошлому своей страны, а к своему собственному. И только легче, изящней, воздушней становится его проза.

подробнее >>
ИЗБРАННАЯ ПРОЗА. Кто поедет в Трускавец. И не было лучше брата. История с благополучным концом.
Ибрагимбеков, Максуд

Замечательный азербайджанский писатель Максуд Ибрагимбеков (р. 1935) принадлежит к поколению «шестидесятников».
 
Его произведения, он пишет по-русски, в свое время были необыкновенно популярны в нашей стране. Достаточно сказать, что повесть «И не было лучше брата» вышла тиражом более миллиона экземпляров, а пьесы «Мезозойская история» и «За все хорошее — смерть» шли на сценах около пятидесяти театров.
 
Серьезные критики считают Максуда Ибрагимбекова блестящим, многообразным и гармоничным писателем, его прозу — живописной, фразу — музыкальной.
 
Его произведения полны веселья, жизнелюбия  и остроумия. Как сказал Ибрагимбеков в одном из интервью, «жизнь — это большое удовольствие. К сожалению, одноразового пользования».
 
Повести, вошедшие в этот сборник, — «Кто поедет в Трускавец», «И не было лучше брата» и «История с благополучным концом» — долгое время не переиздавались в России. 

подробнее >>
ДОБРЫЙ ЧЕЛОВЕК ИЗ СЕЗУАНА
Брехт, Бертольт

«Добрый человек из Сезуана» (1941) стал первой постановкой Юрия Любимова в Театре на Таганке (1964). Вот уже полвека этот классический спектакль не сходит со сцены.

В 2013 году пьеса была поставлена в Театре имени Пушкина, спектакль получил премию «Хрустальная Турандот» за лучшую режиссуру и лучшую женскую роль.

подробнее >>
ПАК С ХОЛМА ПУКА
Киплинг, Редьярд

Первая книга увлекательных историй, рассказанных лесным духом Паком, мудрым, добрым и озорным. Киплинг вместе с Паком переносит нас в Старую Англию, мир королей и рыцарей, путешественников и контрабандистов, исторических персонажей и героев английских народных сказаний. Все истории и стихи этой книги великий английский писатель и поэт Редьярд Киплинг (1865—1936) сочинял для своих детей, поэтому мальчик Дэн и девочка Уна, как и сам автор, незримо присутствующий на страницах книги, вполне реальны. Иллюстрации Гарольда Роберта Милара.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>