©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Паустовский, Константин
События

Книги:
КОТ-ВОРЮГА: рассказы
РАСТРЁПАННЫЙ ВОРОБЕЙ: сказки


Константин Паустовский (1892 – 1968), русский советский писатель. Родился 19 (31) мая 1892 в Москве в семье железнодорожного статистика. Отец, по словам Паустовского, «был неисправимым мечтателем и протестантом», из-за чего постоянно менял места работы. После нескольких переездов семья поселилась в Киеве. Паустовский учился в 1-й Киевской классической гимназии. Когда он был в шестом классе, отец оставил семью, и Паустовский был вынужден самостоятельно зарабатывать на жизнь и учебу репетиторством.

В автобиографическом очерке «Несколько отрывочных мыслей» (1967) Паустовский писал: «Желание необыкновенного преследовало меня с детства. Мое состояние можно было определить двумя словами: восхищение перед воображаемым миром и – тоска из-за невозможности увидеть его. Эти два чувства преобладали в моих юношеских стихах и первой незрелой прозе». Огромное влияние на Паустовского, особенно в годы юности, оказал А.Грин.
Первый небольшой рассказ Паустовского «На воде» (1912), написанный в последний год учебы в гимназии, был напечатан в киевском альманахе «Огни».

По окончании гимназии Паустовский учился в Киевском университете, затем перевелся в Московский университет. Первая мировая война заставила его прервать учебу. Паустовский стал вожатым на московском трамвае, работал на санитарном поезде. В 1915 с полевым санитарным отрядом отступал вместе с русской армией по Польше и Белоруссии.

После гибели на фронте двух старших братьев Паустовский вернулся к матери в Москву, но вскоре снова начал скитальческую жизнь. В течение года работал на металлургических заводах в Екатеринославе и Юзовке и на котельном заводе в Таганроге. В 1916 стал рыбаком в артели на Азовском море. Живя в Таганроге, Паустовский начал писать свой первый роман Романтики (1916–1923, опубл. 1935). Этот роман, содержание и настроение которого соответствовали его названию, был отмечен авторским поиском лирико-прозаической формы. Паустовский стремился создать целостное сюжетное повествование о том, что ему довелось увидеть и почувствовать в юности. Один из героев романа, старый Оскар, всю жизнь противился тому, что его пытались превратить из художника в добытчика. Основной мотив Романтиков – судьба художника, который стремится преодолеть одиночество, – впоследствии встречался во многих произведениях Паустовского.

Февральскую и октябрьскую революции 1917 Паустовский встретил в Москве. После победы советской власти начал работать журналистом и «жил напряженной жизнью газетных редакций». Но вскоре писателя вновь «завертело»: он уехал в Киев, куда перебралась его мать, пережил там несколько переворотов во время Гражданской войны. Вскоре Паустовский оказался в Одессе, где попал в среду молодых писателей – И. Ильфа, И. Бабеля, Э. Багрицкого, Г. Шенгели и др. Прожив два года в Одессе, уехал в Сухум, затем перебрался в Батум, потом – в Тифлис. Странствия по Кавказу привели Паустовского в Армению и северную Персию.

В 1923 Паустовский вернулся в Москву и начал работать редактором РОСТА. В это время печатались не только его очерки, но и рассказы. В 1928 вышел первый сборник рассказов Паустовского Встречные корабли. В том же году был написан роман Блистающие облака. В этом произведении детективно-авантюрная интрига сочеталась с автобиографическими эпизодами, связанными с поездками Паустовского по Черноморью и Кавказу. В год написания романа писатель работал в газете водников «На вахте», с которой в то время сотрудничали А. С. Новиков-Прибой, М. А. Булгаков (одноклассник Паустовского по 1-й Киевской гимназии), В.Катаев и др.

В 1930-е годы Паустовский активно работал как журналист газеты «Правда» и журналов «30 дней», «Наши достижения» и др., побывал в Соликамске, Астрахани, Калмыкии и многих других местах – по сути, объездил всю страну. Многие впечатления этих поездок «по горячим следам», описанные в газетных очерках, воплотились в художественных произведениях. Так, герой очерка 1930-х годов Подводные ветры стал прототипом главного героя повести "Кара-Бугаз" (1932). История создания Кара-Бугаза подробно описана в книге очерков и рассказов Паустовского "Золотая роза" (1955) – одном из самых известных произведений русской литературы, посвященных осмыслению природы творчества. В Кара-Бугазе Паустовскому удалось рассказать о разработке залежей глауберовой соли в заливе Каспия так же поэтично, как о странствиях юноши-романтика в своих первых произведениях.
Преображению действительности, созданию рукотворных субтропиков посвящена повесть "Колхида" (1934). Прототипом одного из героев Колхиды стал великий грузинский художник-примитивист Н. Пиросмани.

После выхода в свет Кара-Бугаза Паустовский оставил службу и стал профессиональным писателем. По-прежнему много ездил, жил на Кольском полуострове и на Украине, побывал на Волге, Каме, Дону, Днепре и других великих реках, в Средней Азии, в Крыму, на Алтае, в Пскове, Новгороде, в Белоруссии и других местах. Особое место в его творчестве занимает Мещерский край, где Паустовский подолгу жил один или с друзьями-писателями – А. Гайдаром, Р. Фраерманом и др. О любимой им Мещере Паустовский писал: «Самое большое, простое и бесхитростное счастье я нашел в лесном Мещерском краю. Счастье близости к своей земле, сосредоточенности и внутренней свободы, любимых дум и напряженного труда. Средней России – и только ей – я обязан большинством написанных мною вещей. Я упомяну только главные: Мещерская сторона, Исаак Левитан, Повесть о лесах, цикл рассказов Летние дни, Старый челн, Ночь в октябре, Телеграмма, Дождливый рассвет, Кордон 273, Во глубине России, Наедине с осенью, Ильинский омут» (речь идет о рассказах, написанных в 1930–1960-е годы). Среднерусская глубинка стала для Паустовского местом своеобразной «эмиграции», творческим – а возможно, и физическим – спасением в период сталинских репрессий.

В годы Великой Отечественной войны Паустовский работал военным корреспондентом и писал рассказы, среди них «Снег» (1943) и «Дождливый рассвет» (1945), которые критики назвали нежнейшими лирическими акварелями.
В 1950-е годы Паустовский жил в Москве и в Тарусе на Оке. Стал одним из составителей важнейших коллективных сборников демократического направления Литературная Москва (1956) и Тарусские страницы (1961). В годы «оттепели» активно выступал за литературную и политическую реабилитацию гонимых при Сталине писателей – Бабеля, Ю. Олеши, Булгакова, Грина, Н. Заболоцкого и др.

В 1945–1963 Паустовский писал свое главное произведение – автобиографическую «Повесть о жизни», состоящую из шести книг: «Далекие годы» (1946), «Беспокойная юность» (1954), «Начало неведомого века» (1956), «Время больших ожиданий» (1958), «Бросок на юг» (1959–1960), «Книга скитаний» (1963). В середине 1950-х годов к Паустовскому пришло мировое признание. Паустовский получил возможность путешествовать по Европе. Он побывал в Болгарии, Чехословакии, Польше, Турции, Греции, Швеции, Италии и др. странах; в 1965 долго жил на о. Капри. Впечатления от этих поездок легли в основу рассказов и путевых очерков 1950–1960-х годов "Итальянские встречи", "Мимолетный Париж", "Огни Ла-Манша" и др.

Творчество Паустовского оказало огромное влияние на писателей, принадлежащих к так называемой «школе лирической прозы», – Ю. Казакова, С. Антонова, В. Солоухина, В. Конецкого и др.

Умер Паустовский в Москве 14 июля 1968.



     Серия "Первый ряд" - обновление и традиции «Зарубежную прозу “Текст” издавал всегда...» - директор издательства Ольгерт Либкин об обновленной серии «Первый ряд». Подробнее: https://www.labirint.ru/now/pervyj-ryad/
     Истории длиною в жизнь - в серии «Семейный роман». «Исповедь моего сердца» Джойс Кэрол Оутс и знаменитые семейные саги XX века - в серии «Семейный роман»: https://www.labirint.ru/now/semeynyy-roman/
     "Искусство стильной бедности" - на "Эхо Москвы" "Это ни в коем случае не книжка в духе многочисленных американских пособий, как добиться успеха. Потомок русских, немецких, венгерских аристократов, фон Шёнбург утверждает, что стиль важнее богатства (а порой и просто его антипод), свобода и досуг значимее трудовой одержимости, а экономия и самоограничение лучше пошлого потребительства..." - Николай Александров, "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/programs/books/2648601-echo/
     Семейная сага - чтиво или Литература? Мы благодарим Ольгу Варшавер, мастера перевода, переводчика романа "Бессмертник" Белвы Плейн: https://www.labirint.ru/books/724035/ за этот удивительный вечер, который мы провели вместе - пусть и на отдалении в ZOOM. Для тех, кто не смог быть с нами, мы сделали запись: https://drive.google.com/file/d/12qjyluWPGzHzrl7OoZaGddDr2aqCl0VE/view?fbclid=IwAR276-0MrDTK89ZsV3M3HfcvD4vjpPkRQbu_SXEStQEEDssTfhAzfCxgng8 И благодарим наших "ай-ти ангелов" из Праги, Павла и Макса Мироновых - без них бы ничего не получилось!
     Послушать рассказ о Коте Крамере писателя Меира Шалева А ваши дети уже знакомы с озорным котом Крамером писателя Меира Шалева? Послушайте замечательный рассказ "Как кот Крамер идёт в лес" в исполнении актрисы Theatre of Rains / Театр Дождей Ксении Розовой: https://www.facebook.com/textpubl/posts/3361217733906406?notif_id=1587040493300510¬if_t=feedback_reaction_generic Все три книги про Кота Крамера здесь: https://www.labirint.ru/books/648121/ Обратите внимание на скидки на эти книги до 1 мая - Библионочь!

Все события >>
Хорошие книги
СЕКРЕТЫ ОБМАНЧИВЫХ ЧУДЕС. Беседы о литературе
Шалев, Меир

Меира Шалева любят не только в его родном Израиле, но и во всем мире. Особенно в России, где выпущены и пользуются неизменным успехом все его романы. Но одно необычное произведение Шалева давно ожидало российского читателя. Теперь оно перед вами.

Это — книга о книгах, неспешное путешествие в мире любимых книг детства и зрелости, умный, доверительный разговор с понимающим читателем. Листая страницы Гоголя и Мелвилла, Набокова и Томаса Манна, Овидия и Гомера и других авторов, знаменитых и не очень, один из самых популярных писателей Израиля, любимый многими и в России, всматривается в их героев, вдумывается в загадки их судеб, пытаясь понять самую главную тайну — истоки загадочного очарования того мира обманчивых чудес, или, как сказал Пушкин, «нас возвышающего обмана», который называется литературой.

подробнее >>
СТАРЫЙ АЛЬБОМ
Степанская, Анна

Анна Степанская живет в Израиле. Ее рассказы печатались в литературном альманахе «Слова» (США), журнале «Млечный Путь» (Израиль) и других периодических изданиях. Роман «Старый альбом» написан в классическом жанре европейского «романа воспитания». В центре повествования – взросление девочки из еврейской семьи в послевоенном Крыму. Память о жертвах Холокоста, вернувшиеся безусые фронтовики, депортация народов-«предателей», кампания против «безродных космополитов», разоблачение культа личности Сталина… Все эти потрясения становятся фоном личных жизненных драм. И наряду с повседневностью – история семьи и страны, уходящая корнями в довоенное и даже дореволюционное прошлое.


подробнее >>
ПАНСИОНАТ
Пазиньский, Петр

Роман польского писателя Петра Пазиньского (р. 1973) критики назвали «первым литературным голосом поколения внуков Холокоста». Роман о путешествии в мир детства, в старый еврейский пансионат под Варшавой, где герой книги — «последний из цепочки поколений, ухватившийся за самый кончик», — проводил когда-то каникулы с бабушкой. Как теперь он понимает, это место казалось горстке уцелевших польских евреев «прибежищем в пустыне», «ковчегом». Так немного осталось от прежнего мира... Встречаясь то ли с последними постояльцами, то ли с тенями — персонажами из прошлого, он погружается в детство, ощущая собственную неразрывную связь со стариками. Это поэтичная и одновременно местами гротескная элегия уходящему миру.

подробнее >>
КОНЕЦ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ
Полищук, Рада

На страницах новой книги Рады Полищук читатели встретятся с давно полюбившимися персонажами, с кем сроднились и не желают расставаться, и с новыми судьбами, сюжетами, неожиданными ракурсами и поворотами. Клубок не распутан, говорит нам автор, показывая невероятные переплетения отношений, где все-таки сквозь все препоны, неприятие и несовпадения прорастает любовь. В оформлении обложки использован рисунок Виктории Полищук из серии «Блуждающие окна».


подробнее >>
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЕГИПЕТ: выбранные места из переписки Николая Васильевича Гоголя (Второго)
Шаров, Владимир

Владимир Шаров — историк и писатель, литературные произведения которого словно переворачивают историю. Он всегда верен историческим фактам, вот только путь к ним в его книгах полон неожиданностей. Роман в письмах представляет историю семьи, отсчитывающей свою родословную с сестры Николая Гоголя. Главный герой романа — двоюродный праправнук русского писателя и даже его полный тёзка, что вселяло в его родственников надежду на то, что бессмертные «Мертвые души», не дописанные самим классиком русской литературы, будут дописаны именно им и изменят дальнейший ход истории. Роман «Возвращение в Египет» принес автору в 2014 году премии «Русский Букер», «Студенческий Букер» и «Большая книга»,  а в 2015 году — премию «Писатель года».

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>