© ООО «Текст», 2018
e-mail: text@textpubl.ru





Уважаемые авторы! 
В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2018 года прекратило принимать рукописи от авторов. 
Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Генкин, Валерий
САНКИ, КОЗЕЛ, ПАРОВОЗ: роман

Серия "Открытая книга"

2011 год
2000 экз.
429 стр.

ISBN 978-5-7516-0948-1


Герой романа на склоне лет вспоминает детство и молодость, родных и друзей и ведет воображаемые беседы с давно ушедшей из жизни женой.

Воспоминания эти упрямо не желают складываться в стройную картину, мозаика рассыпается, нить то и дело рвется, герой покоряется капризам своей памяти, но из отдельных эпизодов, диалогов, размышлений, писем и дневниковых записей — подлинных и вымышленных — помимо его воли рождается история жизни семьи на протяжении десятилетий.

Свободная, оригинальная форма романа, тонкая ирония и несомненная искренность повествования, в котором автора трудно отделить от героя, не оставят равнодушным ценителя хорошей прозы.

Валерий Генкин (р. 1940) — прозаик и переводчик, живет в Москве.

…А теперь и спросить не у кого.
На это тебе и жалуюсь в первую голову. Все меньше, знаешь ли, думаю — что будет, все чаще тянет вспоминать — что было. Подробно, до пустяков, словечек деда, поворота головы одноклассницы, промелька маминой руки, дочкиного лепета, дребезга ложки в стакане железнодорожного чая. Трудная работа, а кто мог помочь — ушли. Почти все. Они теперь обходятся без меня, и это, скорее всего, не доставляет им никаких неудобств. Им я больше не нужен. Обидно, однако. Вот и ты ушла. Обрела свободу. И независимость. А я-то не свободен. Завишу — от памяти. Годы вымывают из нее мелочи, из которых, собственно, и состоит жизнь. Кое-что, конечно, осталось. Вот, скажем, карандашные метки на дверном косяке — мальчик растет. А вот плавки с тесемками сбоку, чтобы надевать их, не снимая трусов, — мальчик подрос… Или реклама: «На сигары я не сетую, сам курю и вам советую». Я тогда не знал, что такое «сетую», прочитывал с ударением на «у», получалось нескладно. Или вкус варенца на малаховском рынке. Или запах желтой бахромчатой страницы «Тружеников моря» — скучища, что-то там долго и нудно про приливы-отливы, но пахло замечательно. Нет, я, само собой, сопротивляюсь, подхлестываю память, тереблю — уж так стараюсь ухватить, и вытащить, и снова поселить в своем мире все эти тени, ощущения, вернуть им тепло, живую шероховатость — да то и дело застреваю, теряюсь, шарю по закоулкам, а там — темно. И спросить не у кого. Это мучает. И тоскою ложится в первую строку. Кузмин ли Цветаевой сказал, Цветаева ли Кузмину: мол, стихи пишут ради последней строчки. А тут — первая. Дело как бы сделано, дальше писать незачем. Или распишусь? Разговорюсь? Ты-то молчишь, но уж очень располагающе. Так славно молчишь, слушаешь. Слушаешь? Так вот, все ушли, кто помнил, и рассказ теперь получится — дыра на дыре. Все равно стоим в пробке? Ладно, слушай. Да и кто ж помешает эту строчку повторить? Как там Данте распорядился светилами?..
А сюжет? И чем все кончилось? Да бросьте, будто сами не знаете, чем все кончается. Других вариантов нет.

…Зато как хорошо начиналось! Дядька подхватил, посадил на верхнюю полку. Санки были красные-красные. Паровоз хоть и погудел, но не задавил. И с козлом обошлось.
На другие вопросы я сам хотел бы получить ответ, да вот беда: спросить решительно не у кого...

Назад в раздел

     И.Б.Зингер - в обзоре "Горького" Сборник "Кукареку" И.Б.Зингера - в обзоре "Горького": "каждый рассказ — притча, написанная игривым, лукавым языком, в котором все нужно делить как минимум надвое...", "бездонный сундук с находками для исследователя еврейской литературы, хоть диссертацию пиши" (Владимир Панкратов, "Горький"): https://gorky.media/context/priyatel-kafki/
     "Горький" - о книге Д.Клугера "Из Энска в Энск и обратно" Сборник "Из Энска в Энск и обратно" Д.Клугера - в обзоре "Горького": "Странный сборник, где оказались вещи настолько разные, что по обложке и названию сложно догадаться о содержании — сориентируются только знающие самого Даниэля Клугера..." https://gorky.media/context/vzroslaya-pugayushhaya-skazka/
     "Беглец из преисподней" Б.Липмана - в обзоре "Горького" Книга Бернарда Липмана "Беглец из преисподней" (Текст, 2018, пер. с англ. Даниэля Фрадкина и Михаила Кривича) - в выборе "Горького": "...Ее главная тема — выживание в условиях, когда это просто невозможно; но не как феномен, а как частный, совершенно фантастический случай, где главным двигателем выживания становится не что иное, как побег... Удача, наглость, желание жить и просто подходящие обстоятельства сопутствовали беглецу... и он подробно останавливается на каждом невероятном спасении..." https://gorky.media/context/rvanyj-temp-i-naglaya-energiya/
     Роман "Господин Моцарт пробуждается" Э.Баронски - в выборе "Горького" "Именно тем роман и хорош, что всякие подробности сюжета — быт, язык, сопутствующие комические ситуации и моцартовские каламбуры — не затмевают тут очень понятную, вневременную тоску героя: по женщине, по музыке, по славе... он как будто наглядно демонстрирует, что жизнь — это все-таки не полная ерунда..." (Лиза Биргер. "Горький": https://gorky.media/reviews/novye-zarubezhnye-knigi-iyun/)
     Интервью с Меиром Шалевом "Если в правильном возрасте — в три-четыре-пять лет — помогать ребенку увидеть все то, что происходит вокруг нас в окружающем мире, тогда эти дети вырастут другими людьми, они не будут одиноки. Вот к чему я призываю. Если мы не сделаем это сейчас, наши дети будут изучать не живую природу, а ее IT-вариант — картинки в айпадах и смартфонах. Не уверен, что им будет интересно, и что впоследствии они сами вырастут интересными людьми..."
(Интервью с Меиром Шалевом в авторской рубрике Афанасия Мамедова: https://www.labirint.ru/now/meir-shalev-mamedov/)

Все события >>
Хорошие книги
КАФКА, ВЕЧНЫЙ ЖЕНИХ
Жаклин Рауль-Дюваль

Франц Кафка был страстно влюблен в Фелицию, Юлию, Милену и Дору. Он четырежды обручался, но не женился. Те, чьи сердца он покорил, должны были жить вдалеке от него, чтобы он имел счастье писать им и чувствовал облегчение от того, что не видит их в реальной жизни. Всякий раз, когда заканчивался очередной роман, он на едином дыхании писал новую книгу. Так родились «Америка», «Процесс», «Замок».
Обо всем этом в романе Ж. Рауль-Дюваль Кафка рассказывает сам — в письмах, дневниках, разговорах.

подробнее >>
ЕВРЕЙСКОЕ ОСТРОУМИЕ

Переиздание знаменитой во всем мире книги о еврейском юморе. Слово «хохма», приобретшее в русском языке значение шутки, происходит от еврейского слова «мудрость». Книга возвращает нас к изначальному значению этого слова. В ней собраны шутки, анекдоты, истории, изречения, рассуждения, сплетни и цитаты — одним словом, хохмы, в которых отражены все стороны жизни евреев Центральной и Восточной Европы.

подробнее >>
КРАСНЫЙ ГАОЛЯН
Мо Янь

«Красный гаолян» — самое известное произведение Мо Яня, китайского прозаика, нобелевского лауреата (2012 г.).По мнению критиков, Нобелевскую премию присудили писателю во многом благодаря этому роману, включенному в список ста лучших китайских романов минувшего века. Во всем мире с огромным успехом прошел фильм «Красный гаолян», снятый по этому произведению и пробудивший у многих российских зрителей интерес к истории и культуре Китая. Теперь впервые на русском языке выходит и сам роман, написанный жестко, даже жестоко.

подробнее >>
ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ: роман
Ильф, Илья  / Петров, Евгений

Авторская редакция знаменитого романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова, восстановленная Александрой Ильиничной Ильф. В текст романа возвращены фрагменты, опубликованные в журнале "30 дней" и в первом издании, в том числе две главы и несколько значительных эпизодов, которые по вкусовым или цензурным соображениям были опущены при последующих переизданиях, а также включен ряд фрагментов из рукописного и машинописного вариантов романа.

подробнее >>
МОДИЛЬЯНИ
Паризо, Кристиан

Историк и искусствовед Кристиан Паризо, которому Жанна, дочь Амедео Модильяни, поручила довести до конца исследование жизни и творчества отца, написал книгу в своем роде выдающуюся. Перед вами трудный путь художника необыкновенного таланта и редкого обаяния, умершего на пороге своей славы. Место действия драмы: Париж начала ХХ века. Действующие лица: Модильяни, Пикассо, Шагал, Аполлинер, Сутин, Фуджита и другие.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>