©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2019 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Генкин, Валерий
САНКИ, КОЗЕЛ, ПАРОВОЗ: роман

Серия "Открытая книга"

2011 год
2000 экз.
429 стр.

ISBN 978-5-7516-0948-1


Герой романа на склоне лет вспоминает детство и молодость, родных и друзей и ведет воображаемые беседы с давно ушедшей из жизни женой.

Воспоминания эти упрямо не желают складываться в стройную картину, мозаика рассыпается, нить то и дело рвется, герой покоряется капризам своей памяти, но из отдельных эпизодов, диалогов, размышлений, писем и дневниковых записей — подлинных и вымышленных — помимо его воли рождается история жизни семьи на протяжении десятилетий.

Свободная, оригинальная форма романа, тонкая ирония и несомненная искренность повествования, в котором автора трудно отделить от героя, не оставят равнодушным ценителя хорошей прозы.

Валерий Генкин (р. 1940) — прозаик и переводчик, живет в Москве.

…А теперь и спросить не у кого.
На это тебе и жалуюсь в первую голову. Все меньше, знаешь ли, думаю — что будет, все чаще тянет вспоминать — что было. Подробно, до пустяков, словечек деда, поворота головы одноклассницы, промелька маминой руки, дочкиного лепета, дребезга ложки в стакане железнодорожного чая. Трудная работа, а кто мог помочь — ушли. Почти все. Они теперь обходятся без меня, и это, скорее всего, не доставляет им никаких неудобств. Им я больше не нужен. Обидно, однако. Вот и ты ушла. Обрела свободу. И независимость. А я-то не свободен. Завишу — от памяти. Годы вымывают из нее мелочи, из которых, собственно, и состоит жизнь. Кое-что, конечно, осталось. Вот, скажем, карандашные метки на дверном косяке — мальчик растет. А вот плавки с тесемками сбоку, чтобы надевать их, не снимая трусов, — мальчик подрос… Или реклама: «На сигары я не сетую, сам курю и вам советую». Я тогда не знал, что такое «сетую», прочитывал с ударением на «у», получалось нескладно. Или вкус варенца на малаховском рынке. Или запах желтой бахромчатой страницы «Тружеников моря» — скучища, что-то там долго и нудно про приливы-отливы, но пахло замечательно. Нет, я, само собой, сопротивляюсь, подхлестываю память, тереблю — уж так стараюсь ухватить, и вытащить, и снова поселить в своем мире все эти тени, ощущения, вернуть им тепло, живую шероховатость — да то и дело застреваю, теряюсь, шарю по закоулкам, а там — темно. И спросить не у кого. Это мучает. И тоскою ложится в первую строку. Кузмин ли Цветаевой сказал, Цветаева ли Кузмину: мол, стихи пишут ради последней строчки. А тут — первая. Дело как бы сделано, дальше писать незачем. Или распишусь? Разговорюсь? Ты-то молчишь, но уж очень располагающе. Так славно молчишь, слушаешь. Слушаешь? Так вот, все ушли, кто помнил, и рассказ теперь получится — дыра на дыре. Все равно стоим в пробке? Ладно, слушай. Да и кто ж помешает эту строчку повторить? Как там Данте распорядился светилами?..
А сюжет? И чем все кончилось? Да бросьте, будто сами не знаете, чем все кончается. Других вариантов нет.

…Зато как хорошо начиналось! Дядька подхватил, посадил на верхнюю полку. Санки были красные-красные. Паровоз хоть и погудел, но не задавил. И с козлом обошлось.
На другие вопросы я сам хотел бы получить ответ, да вот беда: спросить решительно не у кого...

Назад в раздел

     С юбилеем! Поздравляем ОЛЬГЕРТА МАРКОВИЧА ЛИБКИНА с 80-летним юбилеем! Долголетия, удачи и много новых книг - ему, а значит, и "ТЕКСТУ", который он возглавляет уже 30 лет!
     О книге Николая Дежнева "Рокировка" "Надо ли говорить людям правду, или Откуда приходят сюжеты?.." - Николай Дежнев рассказывает о своем новом романе, и не только о нем: https://www.labirint.ru/now/nikolay-dezhnev-rokirovka/
     Серия "Классика" - что нового? "От абсурдного до смешного" - зарубежная классика ХХ века в изданиях «Текста». О новинках и бестселлерах серии "Классика" - Андрей Мирошкин: https://www.labirint.ru/now/ot-absurdnogo-do-smeshnogo/
     О романе Цруи Шалев - на "Эхо Москвы" "Сложный, противоречивый, запутанный, многозначный, яркий и страстный, много чего напоминающий… и тем более удивительный сегодня, когда все чаще восторг путают с вдохновением, а чувства с рефлексиями", - о романе "Биография любви" Цруи Шалев - Николай Александров "Эхо Москвы".  
     Отрывок из нового романа Патрика Модиано Ждем из типографии новый роман нобелевского лауреата Патрика Модиано "Спящие воспоминания". Пока - отрывок в переводе Нины Хотинской: https://esquire.ru/letters/108152-proza-esquire-otryvok-iz-novogo-romana-spyashchie-vospominaniya-nobelevskogo-laureata-patrika-modiano/#part0

Все события >>
Хорошие книги
КОВЧЕГ ВРЕМЕНИ или Большой побег Рафала из Когда-то в Сейчас через Тогда — и обратно
Щигельский, Марцин

Впервые на русском повесть Марцина Щигельского (р. 1972), известного польского писателя, перу которого принадлежат приключенческие романы для детей и юношества. Повесть «Ковчег времени» — это история восьмилетнего мальчика из Варшавского гетто, который живет почти обычной жизнью: бегает по улицам, увлеченно читает Уэллса и играет в Машину Времени. Но гетто сжимается все сильнее, и дедушке мальчика удается переправить его на «немецкую» сторону. Мальчик попадает в зоопарк, в котором уже почти нет зверей. Тут-то и начинаются приключения юного героя на Ковчеге времени, который построил его друг.

подробнее >>
СТИХОТВОРЕНИЯ
Малларме, Стефан

Великий французский поэт Стефан Малларме (1842-1898) – один из основоположников школы символизма, оказавший огромное влияние на французскую поэзию. Поэзия Стефана Малларме сложна для восприятия, но, несомненно, прекрасна.

Малларме часто упрекали в темноте, непонятности; по словам писателя и эссеиста Жюля Ренара, он «непереводим даже на французский язык». Он действительно избегал прямо называть вещи, убежденный, что «назвать предмет – значит на три  четверти уничтожить наслаждение от стихов, которое состоит в постепенном разгадывании».

К переводам Малларме обращались такие поэты, как Иннокентий Анненский, Максимилиан Волошин, Илья Эренбург. Однако большая часть переводов представлена только в подборках и поэтических антологиях; только в 1995 году издательством «Радуга» был выпущен сборник Малларме в переводах Романа Дубровкина. Двуязычный сборник стихотворений Стефана Малларме представляет собой самое полное издание великого французского символиста в России. В сравнении со сборником 1995 года он дополнен новыми переводами, а также сопровождается подробными комментариями переводчика.

подробнее >>
ЧУДО О РОЗЕ: роман
Жене, Жан

«Чудо о розе», второй роман Жана Жене, – одно из самых трогательных и романтичных его произведений.
Роман был написан в тюрьме, где Жене отбывал срок за дезертирство, бродяжничество, воровство и подделку документов. Тюремный мир в романе не романтизирован — он просто увиден изнутри глазами очень молодого человека.

Действие романа развивается в стенах французского Централа и тюрьмы Метре, в воспоминаниях 16-летнего героя. Подростковая преступность, изломанная психика, условия тюрьмы и даже совесть малолетних преступников — всё антураж, фон вожделений, желаний и любви 15–18 летних воров и убийц. Любовь, вернее, любови, которыми пронизаны все страницы книги, по-детски простодушны и наивны, а также не по-взрослому целомудренны и стыдливы.
    
Поэтически преобразованный романтизм и цинические провокации, жажда чистой любви и страсть к предательству, достоверность и вымысел, высокий «штиль» и вульгаризм наделяют романы Жене неистребимой волнующей силой, ставя их в один ряд с самыми высокими достижениями литературы этого века.

подробнее >>
ТРЫН-ТРАВА: избранное

Когда телепрограмма "Куклы" только набирала популярность, а знаменитого "Итого" не было и в помине, когда телезрители еще не научились сразу узнавать молодого бородатого автора - словом, в 1995 году в издательстве "Текст" вышла книга Виктора Шендеровича "Семечки". Под иным именем она возвращается к читателям, дополненная произведениями, созданными в последние годы. И, как выясняется по мере чтения, мир с тех пор не так уж изменился.

подробнее >>
МЕМУАРЕСКИ
Венгерова, Элла

Элла Владимировна Венгерова — известный переводчик с немецкого языка, лауреат премии им. В.А. Жуковского. Ее «Мемуарески» — не обычная семейная сага на фоне истории, как это часто бывает, а искренняя, остроумная беседа с читателем, в том числе о творческой работе над переводами таких крупных немецких писателей, как П. Хакс, Х. Мюллер, Г. Бюхнер, Э.М. Ремарк и многих других. Перед нами удивительная жизнь — не только частная, но и всей нашей страны.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>