©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
5+5
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Кокто, Жан
СТИХОТВОРЕНИЯ

Jean Cocteau
POÉSIES


Серия "Билингва"

Перевод с французского
М. Яснова

2012 год
3000 экз.
253 стр.

ISBN 978-5-7516-1022-7


Жан Кокто широко известен в России как драматург, эссеист, актер, режиссер, художник.  Его лирика известна меньше, хотя он уделял ей первостепенное место в своем творчестве, определяя другие литературные жанры, в которых работал, как поэзию в самом широком смысле этого слова. Лирика Кокто давно стала достоянием французской культуры ХХ века.

Среди изданий Кокто, вышедших в России в последние годы, это — первая книга стихотворений Кокто, представляющая практически все основные поэтические книги автора, вышедшие при его жизни.

ИЗ ПОСЛЕСЛОВИЯ:

Игорь Стравинский как-то признался, что при первых встречах Жан Кокто больше всего напоминал ему фельетониста, стремящегося сделать карьеру, – пишет составитель книги Михаил Яснов. – В течение всей жизни Кокто не раз доставалось от собратьев по искусству. В нем многое раздражало. Легкость, которую принимали за легковесность. Расположенность к собеседникам, которую трактовали как навязчивость. Любовь к формулировкам, которая казалась надменностью. Его попрекали богатством и пристрастием к роскошным мелочам.

В 1913 году появилась карикатура под названием «Уголок поэтов»: на ней Кокто был изображен в виде собачки, «служащей» на задних лапках перед кустом розы, где поэтесса Анна де Ноай, принадлежавшая к высшему парижскому свету, в виде бабочки обнималась с зеленым крылатым кузнечиком — Гарбриэлем д’Аннунцио. Сюрреалисты не переносили его на дух, считая Кокто фальсификатором, покусившимся на чистоту их учения. Левая пресса обвиняла его в чем угодно — от гомосексуализма до чуть ли не коллаборационизма в годы немецкой оккупации.

Между тем Стравинский, для которого Кокто очень быстро стал одним из первых французских друзей, отмечал, что тот оказался и одним из самых благородных и «обезоруживающе простодушных» людей. «В области искусства, — говорил Стравинский, — это первоклассный критик и новатор высокого ранга в театре и кино… Стравинский прозорливо вычленил у Кокто главное: метафорическое переосмысление реалий, деталей окружающей жизни, благодаря чему они превращаются в факт высокой культуры.

Малларме, Верлен, Рембо, Аполлинер — именно в них видел Кокто свои поэтические предтечи и не только не скрывал этого, но всячески подчеркивал: если вы внимательно прочтете стихотворения, собранные в нашей книге, то наверняка уловите реминисценции (и в оригинале, и — насколько это возможно передать — в переводе) из этих поэтов и аллюзии на их стихи. Его молодая, почти юношеская поэзия, собранная в первых сборниках, то и дело оглядывается на Верлена, а позже — на Рембо и Аполлинера.

В предлагаемую книгу вошли избранные стихи всего лишь из нескольких книг поэта, представляющих в основном первый период его творчества. Надеюсь, наряду с предыдущими публикациями (прежде всего вместе с переводами Б. Лившица, Г. Шмакова, Н. Рыковой, С. Бунтмана, А. Парина, Н. Шаховской, А. Давыдова, Ю. Покровской, М. Иванова) эти переводы внесут свою лепту в формирование образа «русского Кокто», поэта, чья пристрастная любовь, внимательная память и цепкий ум выстраивают своеобразную панораму французской культуры минувшего столетия.

Назад в раздел

     Две книги «Текста» в лонг-листе Премии Читателя-2020 Книги Киры Селезневой «История жизни Царевны» и Олега Ивика «Мой муж Одиссей Лаэртид» вошли в длинный список Премии Читателя-2020, который сложился по результатам читательского спроса в 23 библиотеках России и на портале ЛитРес. В сентябре ждем шорт-лист, имя лауреата 2020 года будет объявлено на ярмарке Non/Fiction. Евгений Харитонов, литературный критик и координатор Премии Читателя: «Лонг-лист этого года особенно интересен… впервые мы видим не только классический премиальный пул авторов, но и достаточно большое количество книг, которые литературная критика и экспертные советы премий, как правило, обходят стороной. Но в списке они оказались потому, что на них есть спрос у молодого читателя». Полный лонг-лист премии здесь: https://pgpb.ru/news/detail/940/

     История и воображение в романах Владимира Шарова Интерес читателей ныне вновь привлечен к творчеству российского писателя Владимира Шарова (1952–2018), которого всегда интересовали малоизвестные, забытые явления и фигуры - то, что не попадает в учебники истории и традиционные исторические романы. Об этом писатель рассказывал литературному критику Андрею Мирошкину в интервью 2003 года: «Многие реальные исторические детали кажутся нам сегодня совершенно безумными. И мы их отбрасываем, как в фигурном катании отбрасывают крайние оценки, оставляя мейнстрим, середину. Я же думаю, что эти „странные“ факты как раз наиболее показательны, наиболее неслучайны — при всей их внешней дикости. На них я в своей прозе и опираюсь».
Подробнее: https://www.labirint.ru/now/sharov/
     "Искусство стильной беседы" - выбор "Горького" Книга вполне соответствует заявленной задаче – служить если не путеводителем, то развлекательным справочным материалом для участия в светской беседе, где главный грех – «скука»... Сюжеты для обсуждения «в обществе» делятся на три типа: общие – на любой случай, шутливые – для отвлечения и маневров, «хлороформирующие» – для усыпления визави... (Иван Напреенко «Самые заметные книги недели — выбор "Горького"») https://gorky.media/reviews/kak-razgovarivat-s-lyudmi-esli-ty-belyj-muzhchina/
     О Владимире Шарове - Ольга Дунаевская Интервью с Ольгой Дунаевской, филологом, журналистом, супругой писателя Владимира Шарова, в программе Майи Пешковой "Непрошедшее время" на "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/sounds/2678497.html
     "Повесть о печальном лемуре" - на "Эхо Москвы" Александров Николай: Весь строй повествования определяет борьба или соревнование между писателем и редактором. Заметки на полях, игра словами и цитатами перемежается рассказами, бытовыми деталями, кулинарными рецептами, и повесть движется такими перебежками, фрагментами, эпизодами. Подробнее: https://echo.msk.ru/programs/books/2676043-echo/

Все события >>
Хорошие книги
ПОМЕСТЬЕ: Книга II
Зингер, Исаак Башевис

Впервые на русском — роман нобелевского лауреата Исаака Башевиса Зингера (1904—1991).

Действие романа происходит в Польше и охватывает несколько десятков лет второй половины XIX века. 

После восстания 1863 года прошли десятилетия, герои романа постарели, сменяются поколения, и у нового поколения — новые жизненные ценности и устремления. Среди евреев нет прежнего единства. Кто-то любой ценой пытается добиться благополучия, кого-то тревожит судьба своего народа, а кто-то перенимает революционные идеи и готов жертвовать собой и другими, бросаясь в борьбу за неясно понимаемое светлое будущее человечества. 

подробнее >>
Я, ДЕПОРТИРОВАННЫЙ ГОМОСЕКСУАЛИСТ: воспоминания
Зеель, Пьер

Это рассказ о разрушенной жизни и выстраданное откровение человека, который просто хочет восстановить справедливость. Вместе с автором мы погружаемся в воспоминания о его детстве, ужасаемся чудовищности концлагерей, созерцаем войну с точки зрения завербованных поневоле, наблюдаем возрождение нормальной жизни после поражения нацистов, возмущаемся несправедливостью властей. Пьер Зеель написал свои воспоминания, чтобы его услышали и ему поверили, в отличие от правительства, которое предпочитает помнить только об отдельных группах пострадавших.

подробнее >>
СТОЛИЦА
Менассе, Роберт

«Столицу» называют «первым романом о ЕС» и «“Карточным домиком” о Европейском союзе». Сочетание интеллектуальной прозы и триллера. В 2017 году роман награжден Deutscher Buchpreis, Немецкой литературной премией, отмечающей немецкоязычный  «Роман года». На русский язык книгу перевела Нина Николаевна Федорова, в 2018 году удостоенная немецкой переводческой премии «Мерк» в номинации «Художественная литература». В центре повествования – шесть чиновников Евросоюза, отвечающих за подготовку празднования юбилея Евросоюза. Торжества по этому случаю планируются в Освенциме, куда некоторые персонажи предлагают перенести политическую столицу Европы. События разворачиваются на фоне бюрократических кулис департамента Еврокомиссии, ведающего делами культуры.

подробнее >>
ЛЮБОВЬ. ФУТБОЛ. СОЗНАНИЕ
Хелле, Хайнц

Первое знакомство российского читателя с швейцарским прозаиком, набирающим все большую популярность в Европе, лауреатом Премии им. Эрнста Вильнера. Герой романа, немецкий студент, изучающий философию в Нью-Йорке, пытается применить теорию сознания к собственному ощущению жизни и разобраться в своих отношениях с любимой женщиной, но и то и другое удается ему из рук вон плохо.

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот. «Odi et amo».

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>