©ООО Издательство "Текст", 2018
е-mail: textpubl@yandex.ru


Уважаемые авторы! В связи с переполненностью редакционного портфеля издательство "Текст" до конца 2020 года прекратило принимать рукописи от авторов.  Сожалеем и до скорых встреч!
Серии издательства
"Билингва"
"Квадрат"
"1+1"
"Искусство..."
"Коллекция"
"Краткий курс"
"Однажды"
"Открытая книга"
"Первый ряд"
"Семейный роман"
5+5
"Проза еврейской жизни"
"Чейсовская коллекция"
"Классика"
"Ильфиада"
"Детская книга"
Вне серии





.

поиск >>
рецензии
контакты

«ТЕКСТ» — самое старое из новых издательств. Основано в 1988 году. Мы отдаем предпочтение добротным книгам, написанным в разное время, но по разным причинам так и не дошедшим до российских читателей. Мы не ограничиваем себя жанрами, а лишь стараемся, чтобы среди наших книг не было серых, или, как теперь говорят, «никаких». Вот, собственно, и вся наша издательская политика. Эта нехитрая затея — издавать те книги, что нам самим по душе, — нам до сих пор нравится. Нашим читателям вроде бы тоже.

Каталог
События



Кокто, Жан
СТИХОТВОРЕНИЯ

Jean Cocteau
POÉSIES


Серия "Билингва"

Перевод с французского
М. Яснова

2012 год
3000 экз.
253 стр.

ISBN 978-5-7516-1022-7


Жан Кокто широко известен в России как драматург, эссеист, актер, режиссер, художник.  Его лирика известна меньше, хотя он уделял ей первостепенное место в своем творчестве, определяя другие литературные жанры, в которых работал, как поэзию в самом широком смысле этого слова. Лирика Кокто давно стала достоянием французской культуры ХХ века.

Среди изданий Кокто, вышедших в России в последние годы, это — первая книга стихотворений Кокто, представляющая практически все основные поэтические книги автора, вышедшие при его жизни.

ИЗ ПОСЛЕСЛОВИЯ:

Игорь Стравинский как-то признался, что при первых встречах Жан Кокто больше всего напоминал ему фельетониста, стремящегося сделать карьеру, – пишет составитель книги Михаил Яснов. – В течение всей жизни Кокто не раз доставалось от собратьев по искусству. В нем многое раздражало. Легкость, которую принимали за легковесность. Расположенность к собеседникам, которую трактовали как навязчивость. Любовь к формулировкам, которая казалась надменностью. Его попрекали богатством и пристрастием к роскошным мелочам.

В 1913 году появилась карикатура под названием «Уголок поэтов»: на ней Кокто был изображен в виде собачки, «служащей» на задних лапках перед кустом розы, где поэтесса Анна де Ноай, принадлежавшая к высшему парижскому свету, в виде бабочки обнималась с зеленым крылатым кузнечиком — Гарбриэлем д’Аннунцио. Сюрреалисты не переносили его на дух, считая Кокто фальсификатором, покусившимся на чистоту их учения. Левая пресса обвиняла его в чем угодно — от гомосексуализма до чуть ли не коллаборационизма в годы немецкой оккупации.

Между тем Стравинский, для которого Кокто очень быстро стал одним из первых французских друзей, отмечал, что тот оказался и одним из самых благородных и «обезоруживающе простодушных» людей. «В области искусства, — говорил Стравинский, — это первоклассный критик и новатор высокого ранга в театре и кино… Стравинский прозорливо вычленил у Кокто главное: метафорическое переосмысление реалий, деталей окружающей жизни, благодаря чему они превращаются в факт высокой культуры.

Малларме, Верлен, Рембо, Аполлинер — именно в них видел Кокто свои поэтические предтечи и не только не скрывал этого, но всячески подчеркивал: если вы внимательно прочтете стихотворения, собранные в нашей книге, то наверняка уловите реминисценции (и в оригинале, и — насколько это возможно передать — в переводе) из этих поэтов и аллюзии на их стихи. Его молодая, почти юношеская поэзия, собранная в первых сборниках, то и дело оглядывается на Верлена, а позже — на Рембо и Аполлинера.

В предлагаемую книгу вошли избранные стихи всего лишь из нескольких книг поэта, представляющих в основном первый период его творчества. Надеюсь, наряду с предыдущими публикациями (прежде всего вместе с переводами Б. Лившица, Г. Шмакова, Н. Рыковой, С. Бунтмана, А. Парина, Н. Шаховской, А. Давыдова, Ю. Покровской, М. Иванова) эти переводы внесут свою лепту в формирование образа «русского Кокто», поэта, чья пристрастная любовь, внимательная память и цепкий ум выстраивают своеобразную панораму французской культуры минувшего столетия.

Назад в раздел

     Премьера фильма "Эсав" по роману Меира Шалева 12 ноября в 19:00 в Государственной Третьяковской галерее состоится премьера фильма "Эсав" Павла Лунгина. Это - экранизация романа одного из самых известных израильских  писателей Меира Шалева.В ролях: Лиор Ашкенази, Марк Иванир, Харви Кейтель, Юлия Пересильд, Ксения Раппопорт. Подробнее: https://www.facebook.com/events/401728104567536/
     Лучшее в человеке - это собака! О книге Теофиля Готье «Домашний зверинец» рассказывает Вера Мильчина, переводчик книги, историк литературы, ведущий сотрудник Института высших гуманитарных исследований РГГУ: «Мы окружены книгами про животных: о том, как они говорят и думают, о том, как они относятся к людям, а люди — к ним. Их выходит с каждым годом все больше и больше, но я очень надеюсь, что среди этого множества не затеряется маленькая книжка Теофиля Готье "Домашний зверинец"...»
Подробнее: https://www.labirint.ru/now/gote-zverinec/
     "Страна Перемилово" - новая книга Владимира Любарова Новая книга Владимира Любарова! Автобиографические рассказы и полноценный художественный альбом! Как всегда, весело и иронично – не не только о деревне Перемилово, куда художник переехал в начале 1990-х годов, но и о предшествовавшем Перемилову «дачном» периоде в жизни семьи – с щитовыми домиками и правилами поведения на знаменитых шести сотках. О домашних животных, сопровождавших его на жизненном пути. О дорожных приключениях на Ярославке – с гаишниками, привидениями и народными умельцами. Жаль, что жизнь не позволила ему посетить Рай – деревню Рай в Костромской области, которую он мечтал увидеть. Но зато он ее как хотел, так и нарисовал! Большинство рассказов и картин публикуются впервые. Подробнее: http://www.lubarov.ru
     "Острова" Г. Кружкова - на "Эхо Москвы" Книга «Острова» Григория Кружкова — удивительна. Удивительна, хотя бы для тех, кто знает переводы и стихи Кружкова. Перевод, с моей точки зрения, предполагает замкнутость. В прозе, любой, как ни странно, человек открывается в гораздо большей степени, нежели в стихах... (Николай Александров, "Эхо Москвы") Подробнее: https://echo.msk.ru/programs/books/2721027-echo/
     "Играющая в го" - на "Эхо Москвы" "Именно этим произведением Шань Са и заявила о себе. Двадцатый век, японские войска приходят в Китай. Две параллельные линии повествования, скрещивающиеся в финале. Игра в го становится метафорой войны и смертельного любовного поединка..." - Николай Александров "Эхо Москвы": https://echo.msk.ru/programs/books/2710219-echo/

Все события >>
Хорошие книги
ДУЭЛЬ
Гроссман, Давид

«Я был один, совершенно один, прячась под кроватью в комнате, к дверям которой приближались тяжелые страшные шаги…» Так начинает семиклассник Давид свой рассказ о странных событиях, разыгравшихся после загадочного похищения старинного рисунка. Заподозренного в краже друга Давида вызывает на дуэль чемпион университета по стрельбе. Тайна исчезнувшего рисунка ведет в далекое прошлое, и только Давид знает, как предотвратить дуэль и спасти друга от верной гибели. Но успеет ли он?

подробнее >>
СЕКРЕТЫ ОБМАНЧИВЫХ ЧУДЕС. Беседы о литературе
Шалев, Меир

Меира Шалева любят не только в его родном Израиле, но и во всем мире. Особенно в России, где выпущены и пользуются неизменным успехом все его романы. Но одно необычное произведение Шалева давно ожидало российского читателя. Теперь оно перед вами.

Это — книга о книгах, неспешное путешествие в мире любимых книг детства и зрелости, умный, доверительный разговор с понимающим читателем. Листая страницы Гоголя и Мелвилла, Набокова и Томаса Манна, Овидия и Гомера и других авторов, знаменитых и не очень, один из самых популярных писателей Израиля, любимый многими и в России, всматривается в их героев, вдумывается в загадки их судеб, пытаясь понять самую главную тайну — истоки загадочного очарования того мира обманчивых чудес, или, как сказал Пушкин, «нас возвышающего обмана», который называется литературой.

подробнее >>
МАРК ШАГАЛ
Уилсон, Джонатан

Американский писатель Джонатан Уилсон блестяще показывает, что жизнь гениального Марка Шагала — это грандиозное полотно, на котором пылающими красками изображена история еврейского народа в ХХ веке.

Магия личности художника и его творчества производит огромное впечатление на ценителей живописи во всем мире.

подробнее >>
СТИХОТВОРЕНИЯ
Гарсиа Лорка, Федерико

Три книги великого испанского поэта Федерико Гарсиа Лорки (1898—1936): «Цыганское романсеро», «Диван Тамарита» и «Сонеты темной любви» вместе с оригинальными текстами на испанском языке. Комментарии и предисловие составителя, известного испаниста Натальи Малиновской посвящены родному городу поэта — Гранаде, одной из древних столиц Андалузии. Земля, взрастившая и погубившая поэта, — истинный протагонист «Цыганского романсеро» и действующий фон остальных двух книг. Переиздание.

подробнее >>
ИСКУССТВО ПРИТВОРЯТЬСЯ УМНЫМ, Или краткое руководство для тех, кто не блещет умом, составленное человеком, которому бы не помешало прочесть подобное руководство
Менар, Пьер

Как ни печально, интеллект неизбежно достается немногим избранным. Назначение этой книги не в том, чтобы превратить вас в умника. Никакой курс лечения не исцелит от глупости. Но если вы страдаете от собственной глупости, существует безотказное средство: научитесь ее скрывать и притворяться умным. Не все ли равно, голый король или нет, если все думают, что он одетый. В мире, где все носит личину интеллектуальности, нужно быть истинным камикадзе, чтобы кричать на каждом углу о собственной глупости. Легко казаться богатым, любезным, но чтобы выглядеть умным, приходится делать нешуточные усилия…

подробнее >>
ДИДОНА
Клини, Мария

В сборнике три поэмы на мифологические сюжеты, три женских образа, трагических и страстных, — Дидоны, Кассандры и Медеи. В сильных строках Марии Клини звучит голос древних морей. Полны страданий речи карфагенской царицы. Непреклонна Кассандра в зареве горящей Трои. Ярится Медея. Время им нипочем. Они вечны, и не умолкают их голоса, дерзкие и любящие, гневные и кроткие — не то плеск, не то гром, не то шепот.
«Odi et amo».
подробнее >>